Текущее время: Ср окт 23, 2019 12:52 am


Новая темаОтветить Страница 1 из 1   [ 1 сообщение ]
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Личный опыт общения с колдуном
СообщениеДобавлено: Пт июн 14, 2013 9:00 pm 
Начинающий

Зарегистрирован: Пт июн 14, 2013 8:53 pm
Сообщения: 5
Откуда: Тольятти
Эту встречу я описал в художественном стиле

Ломясь сквозь густой подлесок, изрезанный глубокими морщинами оврагов, меня не раз осеняла задним умом мысль, сродни той несчастной мухи, сдыхающей на липкой ленте: «Жила в дерьме и горе не знала, так нет же – на сладенькое потянуло!».
Нагнанная жуть о репутации колдуна, как своенравного коварного медведя жила во мне своей разнузданной жизнью. «Не лоханулся ли я часом, семеня бычком на заклание к хищнику? Добровольно и с бодрыми песнями!». Даже самым глухонемым провинциалам давно прочистили телевысерами уши о хитрых многоходовках жуликов, заставляющих свои невежественные жертвы добровольно выворачивать карманы. Да еще, под их благодарственный аккомпанемент.
Никогда еще лес не был так страшен. Моя голова судорожно вращалась танковой башней в зажатых улочках неприятельского города, сыкливо рефлексируя на любое движение в пустых глазницах оконных проемов. Слегка штормило ливер, словно от морской качки. Фактор ожидания внезапного появления черта из табакерки собирал с моей спины струйки холодного пота, как березовый сок. В сотый раз, пожалев о своем беспечном решении, я тихо шугался каждой подозрительной мохнатой кочки, скрюченного пня, густой кроны дерева - откуда мое воспаленное воображение ожидало наскока кровожадного упыря. Ну, или колдуна. А в каких авторитетных справочниках говорится, что это не одно и то же?
Жаль, что нельзя было громко выпустить вскипающие эмоции: заорать, поматериться – ведь за моей трусливой реакцией могла наблюдать пара пристрастных оценивающих глаз. Я свою репутацию, тоже, не на помойке нашел.
А вот и пристальные глаза! Холодно отсвечивают меловыми белками сквозь молодую поросль лещины. Застывшие и злобные. Им все равно кого скрадывать из засады и пожирать. Ничего личного…
Тьфу ты! Это же пучок белесых поганок из трухлявого пня. Занес руку, чтобы смахнуть пот со лба и чуть не ткнул в лицо охотничьим ножом: надо же, даже не заметил, как расчехлил свое единственное средство самозащиты. Прямо сзади, что-то смачно хрястнуло, и кажется, натужно выдохнуло. Я резко повернулся на звук: - А-а-автора?! - Но тот не торопился рассекречиваться.
А что толку вертеться, спина всегда будет незащищенным тылом. Свернуться бы дикобразом, ощетиниться, перевести дух. А еще лучше, скунсом – намазать вокруг себя продуктами «медвежьей болезни» вонючий немагический круг… Кстати, до обороны по скунски, и напрягаться то, особо не надо – лишь облегченно расслабиться.
Идти, больше никуда не хотелось. Если только бежать сломя голову. Или стоять оцепенелым истуканом. Чертова паранойя! Так бывало в детстве, когда настращаешь себя какими-нибудь кладбищенскими россказнями. Сидишь один дома, а вокруг тебя неистовствуют шорохи неизвестной природы. Бывало, что приходилось выскакивать на лестничную площадку и успокаиваться. А здесь куда? А не стыдно?! - Тогда ты был малым сынком, а сейчас не единожды – папа! Нож – вот моя нынешняя «лестничная площадка»: о-о-о-чень успокаивает! Я посмотрел на холодную сталь. Блеснул ею на солнце. Нож меня защитит! Я на него здорово надеюсь. Если и струсит голова – нож выручит. Он управляет моей рукой - а не обрывки трусливых мыслей. Я как в крепости! Стало стыдно за прилив недавнего страха перед своим боевым стальным другом. Я спокоен и циничен как санитар в морге… Не-е-е; не в цвет такая накачка из мертвецкой… Моя рука тверда как шанкр… тьфу на шанкр, три раза!.. Типун себе на язык! Вот так будет лучше:
- Ты сильный!
- Я сильный!
- Ты матёрый!
- Я матёрый!
- Ты даже не знаешь, что такое сдаваться!
- Я даже не знаю что такое матёрый?!..
Гладим загривок - шерсть укладывается, губа не щерится… Да ерунда, дело житейское – пойти одному в лес на встречу к колдуну!
Натужно усмехнулся. Эмоция иронии окончательно изгнала страх. Прищурил глаза, расслабился: представил, что встретил сейчас случайного путника и спрашиваю у него дорогу. Тот, четко указывает направление…
***
- А чё, приперся-то?.. Кризис среднего возраста?.. Геморрой и простатит уже есть, а Лексуса еще нет?.. – принялся потрошить шаман мои скрытые мотивы, распластывая на своем логическом разделочном столе.
- В каждом возрасте свои прелести… - заскользил я мозговыми потрохами по беспардонному ланцету нейрохирурга.
- Но только в молодости, еще и чужие.
- Ну, не пойман, не кайф: я что, в автосалон пришел; иль в кабинет проктолога-уролога?.. Я по другой части тела – противоположной…
- А-а-а… по трепанации мозга?.. В каждом из нас спит гений, и с каждым годом все крепче, да?
- Детей интересует вопрос - откуда все берется; а взрослых - куда все девается.
- Я о другом - есть четыре этапа человеческой жизни: еще нет, уже да, еще да, уже нет. Ты «уже» или «еще»?
- М-м-м …глубже: после того, как «уже нет».
- По ту сторону, что ли?.. Нет?!.. Так будешь: от знаний еще никто не умирал, но рисковать не стоит.
- Моя решимость набухла и пульсирует!
- Я предупредил… Ну раз уж вписался крышу править, внимай: я знаю то, что не знает никто, даже я… - колдун замешкался в раздумье, вспоминая, чего он не знает; мимолетно вознесся взглядом по стволу толстой корявой липы, словно искал на нем пресловутую «златую цепь»… чтоб вскочить «котом ученым» и мерно «сказку говорить». Но видимо, цепь была из другой сказки, и помощи от известного классика ждать не престало; оставалась надежда на собственный колоритный экспромт:
- На самом деле земля квадратная, но знают об этом только космонавты и те народы, что живут на углах. Ты мнишь себе формулу или заклятие, которые сбросят кривые шоры с твоих наивных глаз? И уставший придуриваться мир вернется к своей подлинной личине?.. Не боишься огорчиться собственным отражением в правильном зеркале? А вдруг, оно нарисует тебя истинного в виде малехонького электронного ЧИПа, бездвижно распятого на материнской плате; где все такие дорогие сердцу хотелки ваяет чужая капризная воля - одним поворотом реостата: туда-сюда?..
- Внимаю сухой губкой… Даже если так, все равно хочу… хочу все знать!
- Хочу, хочу… – не болит голова у дятла? Ишь, разговелся на халяву. Повиси-ка на кресте, а потом заходи, если азарт не потухнет… - отмерю грева с реальной воли.
Да шучу – поделюсь что знаю. Многим того насильно клизмой не вставишь, и в яркой обертке не впаришь. А ты приперся сам, значит уже не на халяву; значит крылья жить мешают; всем мешают… кто в клетке живет… Но огорчу, а ты не сникай – нет той формулы, или я не просекаю. Все что знаю, бесценно во всех смыслах: кому ботва пустая, кому кладезь святая. Потрешься здесь, погреешь уши, глаза запузыришь – сам и решишь, как книжку свою назвать: сумерки сумасшедшего, иль проблески просвещенного. Хуже, если ничего не наваляешь; или щелкопёром прощелкаешь, кредит доверия. – совсем уже на минорной ноте закончил щедрый рантье.

Частью такого разговора была моя первая встреча с жигулевским магом. Долгожданная встреча. Я ее готовил во сне и наяву. Кто кого из нас нашел – неважно, а важно – что принесет эта встреча читателю, мне и самому колдуну?
Надеюсь, что оправдал его кредит доверия хотя бы в самом малом – пишу эту книгу.
Мой новый знакомый называет себя по-разному: магом, ведьмаком, знахарем, чародеем, шаманом, колдуном, медиумом, духом, и еще невесть кем; и не всегда понятно – то ли в шутку, то ли всерьез. Когда он так отрекомендовался, я иронично расшаркался: «Очень приятно!..»; на что, поимел ответный визит вежливости, пограничный с угрозой: - «Это ненадолго».
Беспардонный шутник говорит, что может лечить людей, но не видит в том достаточного смысла, ни для доктора, ни для пациентов. Если ему этот смысл покажут, то он сразу откроет свой лечебный кабинет - «От проктолога до стоматолога».
Не вдаваясь пока в конкретные подробности: как же я определил точное местонахождение мага – лишь скажу, что он вел меня к своему логову как китайский навигатор. В смысле – с чреватыми ошибками на местности, и периодическими истерическими поругиваниями моей внутренней «аппаратуры» - «Где я?!». Но в результате мы нашлись, и потому, я почти поверил в его магические способности.
- Приветствую, доброго здоровья! Попетлял малость…
- Прямая – самый короткий путь между двумя неприятностями!.. Не обращай внимания на мой внешний вид: под этим невзрачным обликом скрывается замечательный собутыльник, - вместо приветствия оценил себя «душа компании». – Хотя, налить нечего. Везде обман. Купил вот давеча стиральный порошок, написано «Сто грамм бесплатно». Открыл, а там только стиральный порошок. Ну, чего пить, того не миновать.
- Употребляете? – с искренним разочарованием полюбопытствовал я.
- Если это вопрос, то – нет; если предложение, то – да!.. Видишь ли, глядя трезво на некоторые вещи, понимаешь – надо выпить! Но хорошо, что я тупой, не понимаю, и оттого не выпиваю… - кажется, из оного витиеватого объяснения следовало, что шаман – трезвенник; или тупой?.. Однако, тупо столпился на входе не он, а я. - Волнуешься, что ли? – колдун обратил внимание на мое нервное топтание:
- Вы прям, ясновидящий!
- Конечно, девочки. – я невольно купился и обернулся, боясь застать со своего тыла множественные объекты для подобного обращения; с косичками и бантами (или чулками в крупную сеточку). Но пусто: рехнулся, что ли леший, от долгого воздержания?
- Хм… я не «девочки»?
- А я знаю! Я ж, ясновидящий… Не?!.. Вижу, не убедил?! Вот ты мне сейчас вопрос задашь!..
- …?.. – это говорю я плохо, а паузу держу – будь здоров…. Особенно неловкую. Хотя нет, кажется не выдержу; чисто, из чувства глубокого уважения к собеседнику: - Какой?.. – ну точно, накаркал и не сдержался.
- Вот, ты его и задал!
- Теперь убедили – ясновидящий!.. – попытался я прервать порожний предсказательный чёс доморощенного Нострадамуса.
- …все еще волнуешься?
- Отчасти.
- Первый раз?
- Не-е-е, раньше уже волновался… Боялся, что мы не узнаем друг друга.
- Ну да – ты же должен быть с розой в руках?
- Не знал. А вы с чем?
- А я… м-м-м… должен быть… жирный!
- Тогда, это не мы! – развел я руками, не обнаружив ни одного оговоренного опознавательного знака… А мы – настоящие, облегченно рассмеялись, сбросив эмоциональное напряжение первой встречи. – И жили они долго и счастливо, пока не встретились… - резюмировал я наше прошлое и настоящее, почтительно оставив будущее авторитетному провидцу.

Временным (не иначе, по внешнему виду) прибежищем шамана служил без всякого излишнего ампира, неприметный (скорее всего, естественный) слепой грот в известняковой скале. Его крыльцом выдавался каменистый выступ, а худым навесом от осадков ситуативно выступал чахлый кустарник боярышника, немыслимым образом вросший цепкими корнями в пористый выветренный камень… Просто находка, для предания себя отшельнической аскезе; или создания оптимального образа для наивного «туризма по святым местам».
Вниз по крутому северному склону, метров через триста, можно было угодить с разбегу по изрытому ракушками отливу, прямо в теплые объятия безразлично ко всему текущей Волги. Странно, что от пещеры до воды не просматривалась натоптанная тропинка страждущего от июльской жажды мага. Уж, не утренней ли росой, довольствуется наш стоик?
Стояла третья декада безветренного засушливого июля, и в лесу было немногим свежее, чем в городе. Внутренние стены пещеры были прохладными, но весь эффект природного кондиционера смазывал ее зияющий вход: жар от солнца уверенно побеждал холод земляного нутра; к моему сожалению и безразличию колдуна, беспечно отдыхающему на каменистом полу грота, и напрасно игнорирующему такие полезные достижения цивилизации, как например, термостойкий пенополиуретановый коврик – «пенку».
Позже, колдун поделился со мной секретом, что это не пустой каприз и не жестокий тренинг воли, а одна из многочисленных магических практик, призванная настроить в его теле раздел между землей и солнцем, холодом и теплом. Такой раздел находится на поверхности земли (или возле нее), на границе с воздухом; а переместив его в собственное тело, можно услышать «разговор» земли и неба, стать их посредником в общении, и даже соучастником (что поделать, у нас традиционная страна посредников: даже премьер, бывает - руководит через посредника-президента).
Разговор можно услышать, когда воля заставит гореть жаром примыкающее к холодной земле тело; и тут же - леденить сжигаемую солнцем кожу.
Я пробовал; кажется, был на подступах к тому, о чем вещал шаман… Слышал спор... Земля, собирала дань с невесомого воздуха, превращая его в твердь древесины и мякоть воды; он возмущался и мстил, выветривая камень, выпаривая влагу и воспламеняя леса… «Между, землей и небом – война! Где бы ты, ни был…».
Слышал, как плавится и клокочет руда в мартеновских подземельях; шипят реки, облизывая раскаленную лаву; лязгая механизмами, неведомые проходчики тайно буровят недра; шуршат друг о друга, пласты атмосферы. Еще выше, где совсем разреженно – воздух скатывается в вату; и неприкаянные комочки пожинает прожорливый космос… А звезды? – Звезды, очень алчные! Благо, что далеки… Земля и воздух боятся их, и потому – дружат… против них. «Между, землей и небом – война! Где бы ты, ни был…».
Для нетренированного человека подобные сеансы медитации чреваты простудой хилых членов и прочих внутренних органов, так как неискушенный организм не в состоянии вовремя распознать угрозу и гармонично распределить внутреннюю защиту от тепла и холода (посредством терморегуляции), воздействующие одновременно. Это все равно, что в трескучий мороз высунуть из жаркой парной лишь один несчастливый нос – наверняка случится нежелательный насморк (моржующие храбрецы избегают крупозной пневмонии лишь потому, что их организм однозначно определяет главную угрозу - от ледяного холода).
Но зачатки подобных способностей мы тоже наработали в общей массе, например, умудряемся не обмораживать на морозе голые лицо и руки, пока остальные части тела преют под теплыми пуховиками.
Шаман показал мне целый ряд магических практик. Описать их пером, было бы сродни толкованию на пальцах красочного шоу приезжего столичного фокусника - надо видеть. Что-то, можно было объяснить скудным багажом моих знаний; что-то, ему досадно противоречило… Как отделить вульгарную ловкость рук от возможного волшебства, а возможное волшебство от мошенничества?..
Колдун скромно называл пошлой ловкостью, совершенно невероятное для меня: например, наливал в свою пригоршню немного воды, накрывал эту «чашу» другой ладонью и хитро подставлял полученное рукопожатие параллельно солнечным лучам. Они проходили меж неплотно сомкнутых ладоней (в отверстие возле скрещенных больших пальцев), и отбрасывались… ярким желтым пятнышком (словно от увеличительного стекла) на ближайшую от тыльной стороны ладоней поверхность. Поиграв фокусом, кудесник заставлял дымиться сухую листву.
Зато другие неочевидные вещи, как то, что я вышел на него в бескрайнем лесу (за что я ревниво благодарил бы собственную интуицию), и не найдет никто другой («а его закрутит леший») – леший величал сущей магией… За что купил?..
Так же, под вопросом для меня осталось еще одно яркое очевидное невероятное (на фоне другого «блеклого»). Трудно сказать, что это было - моей личной галлюцинацией под нажимом авторитета шамана; или объективной реальностью?.. Толкование сего явления таково (в интерпретации ведьмака):
Человек ощущает своими органами чувств не плавно, а прерывисто; такова природа. Промежуток активности должен чередоваться периодом покоя; нашим нервам требуется попеременный отдых. Чем выше частота смены (скорости) «кадров», тем больше информации захватывается органами чувств; тем больше замечает «чувствительный» человек.
Например, типичный добропорядочный прохожий видит сжимающиеся кулаки на опущенных руках хулигана, а следующим кадром фиксирует яркую вспышку в глазах от удара по своему недоуменному лицу. Другое дело – боксер; его натасканные рефлексы (скорость реакции) позволяют заметить траекторию движения кулака; авторитетно оценить грациозность или неуклюжесть последнего. Как результат, спортсмен счастливо ретируется; а очкастый ботан, на ощупь заказывает в оптике новые линзы. Но речь не о них, и не о том…
Умея настраивать высокую частоту восприятия, можно ощутить ранее неведомое. Зачастую, разогнать кадры бывает недостаточно, нужно еще попасть в нужный унисон...
- Смотри на полметра выше того кривого сучка, - указал мне пальцем колдун на извитый тяжелой заповедной действительностью сосновый сук; метрах в семи от меня… - Представь бой с тенью; ты боксер на ринге; твой соперник тяжелый панчер; нокаут для тебя – конец карьеры, нищета семьи, долговая яма, петля… Ты не можешь пропустить удар!.. Бой!.. – я начинаю входить в образ героя на судьбоносном поединке, не отрывая глаз от сучка… Ничего не вижу, нервничаю, досадую, устаю, сдаюсь… Рефери меня «откачивает»; силком пихает на следующий раунд, - Никакой раздевалки, пока не увидишь - что я хочу от тебя услышать!.. Теперь, смотри метром ниже, - тренер меняет сферу внимания на пространство под сучком.
Время останавливается… Может полчаса, может час (забыл нажать хронометр)… Глаза выпучиваются от напряжения; начинаю воочию видеть тень соперника; увертываюсь, получаю; но пока не падаю… Есть, вижу!.. Повторяющееся стробоскопом видение преломляющейся светом правильной формы; «висящей» большой каплей на сосновом суку. Мираж появляется на мгновенье и исчезает, снова появляется… Капля отрывается от ветки; заставляет ее неприметно вздрогнуть, словно от вспорхнувшей пичуги… Видение имеет вес!.. Радостно делюсь с шаманом глюками.
- Вот… ты выхватил тот самый пресловутый «25 кадр». Зрение настроилось на частоту выше обычного восприятия человека в 1/25-ую секунды (прим; то есть, может быть, это и 26 или… 35 кадр). Если бы в это время ты смотрел кино по телевизору, то устал бы от назойливого межкадрового мерцания…
Теперь спускайся к берегу; там стоит одинокая рогулька для удилища; скользи по ней взглядом по глади воды, перпендикулярно берегу… метров двадцать. Сиди, гляди и напрягайся по известному регламенту; увидишь, возвращайся… Но, не раньше.
Опять муторный спарринг с тенью; обливаюсь потом, хотя неподвижен… Мир так бликует на воде, что блекнет… Слава шаману!.. Вижу… блестящие «металлом» на солнце, обтекаемые сардельки; постоянно меняют ракурс с «фаса» на «профиль» (и обратно); ныряют в воду, возмущая застывшее зеркало неприметными разводами (как играющая рыбья мелочь). Это убеждает: глюки не могут палиться физическими следами. Видения имеют плотную форму! «Сардельки», также молниеносно кратковременны, как и капли на дереве…
- Что это было?.. – запыхавшись подъемом, радостно сообщаю колдуну о своих «мультиках».
- Сейчас не о том… Также, можно настроить слух, нюх, осязание… и ощутить окружающие параллельные миры.
- Теперь, только этим и займусь!..
- Я тебе указал конкретный сектор наблюдения. Самому тебе… разве что сильно повезет. Параллельный мир достаточно разряжен для праздно любопытствующих. Иначе, любая скоростная фотосъемка поймала бы, тако-о-ое?!.. Но, несмотря на это – ловит… и еще как!.. Просто, удачные кадры не становятся достоянием широкой общественности: кое-кто, хочет скрыто подмять ее, используя неожиданные тайные открытия…
- А параллельные миры нас ощущают?
- Они многообразны; огульно не скажешь… Да, и не надо лазить в дебри; вот например, совсем «не параллельные» птицы (особенно соколы – сущие «медиумы») обладают такой частотой зрительного восприятия, что видят полет выпущенной пули или… скоростной «неопознанный» объект (а бабочки воспринимают в цвете объекты, кажущиеся нам – прозрачными невидимками). Если уметь наблюдать за пернатыми, то по их реакциям можно определять близкое присутствие параллельного… Существуют даже магические ритуалы, когда сенситивы съедают птичьи глаза, словно пилюли - думают, поглотить с ними запечатленную информацию. Мракобесы!.. Больше толку, выйдет от каннибальского ритуала пожирания своих врагов; там хоть, людоеды надеются на переманивание их духов…
- Почему обычный человек лишен такого чудесного восприятия, как птицы?..
- Задачи его другие; это бы здорово мешало… задачам. Представь, что тебя будут отвлекать постоянные прикосновения; терзать «белочкины» видения; слышаться приказы чертей из преисподней; кишки начнут советоваться, как правильней себя трамбовать… мозг не справится с прессом сигналов, и ты безвременно рехнешься… А надо еще ходить в школу, есть с аппетитом кашу, дабы расти по регламенту; модно одеваться, чтоб соблазнять и плодиться…
- Мы лишены всего естественной эволюцией?..
- Ага!.. Дарвин вас магии лишил!.. Кто ж, добровольно отказывается от собственных ништяков - быть богами?.. Да еще массово, всем человечеством?!.. Если бы они были, то ничего - привыкли бы… Конечно, не все бы выдержали такую ношу – привет Дарвину с его отбором… Живут же настоящие маги-сенситивы; был бы другой качественный уровень человека... Но так считаю я, а не наш Творец.
- Твоя способность быть невидимкой, как-то связана с ритмами восприятия?
- А-а-а… улавливаешь связь!.. Я не смогу разогнать свое тело до скорости пули, но тормознуть твои ритмы – запросто. А как, думаешь, леший крутит?..

- Чем ты здесь питаешься; в смысле плотских наслаждений?
- Любое живое существо безмерно приспособляемо. Наше нутро способно варить траву, коренья, желуди и ягоды, как скотский сычуг. Требуется правильная тренировка; длительный переход… Организм должен путем проб и ошибок научиться синтезировать нужные ферменты для расщепления, той же целлюлозы… Но есть большие минусы - человеку придется жевать солому недобрую половину своей жизни; отвлекая язык от полезного взаимного общения. Постоянное переваривание требует больших энергозатрат; приливов и отливов крови от мозговых извилин к кишечным… Какая уж тут философия?!.. Оттого, я питаюсь… жирным космическим подаянием!
- …?..
- Щаззз!.. Все рыбные места тебе покажи?!..
***
Обитель ведьмака устроилась в заповеднике на северном склоне Жигулевских гор. В полста километров от Тольятти. Места здесь труднодоступные, и человеку и прочей животине; чем и прельщают оную. Ощерившаяся вздыбленными горами на сотню километров северо-восточная часть Самарской Луки кажется каким-то инородным телом в центре равнинного Среднего Поволжья, да впрочем и всего побережья Волги (здесь устремилась к небу наивысшая точка Европейской части России - гора Наблюдатель, 381 м.).
Как будто невероятный смерч завертел участок земляной тверди, вздыбив его известняковыми девятыми валами, прямо пред грозными очами легендарной медузы Горгоны, заставив этот идеальный шторм навечно окаменеть. А полноводная Волга-Матушка закончила творческий ландшафтный дизайн, закружив в хороводе непролазные лесные чащи, встречающие непрошенных гостей неприступными скалами, глухими заповедными завалами, шипами боярышника, ежевики, малины, эскадрильями комаров и фалангами энцефалитных клещей.
А бывает, в иные годы, спускаются живым ковром в поселки несметные полчища мышей, угрожая посеять среди людей опасную геморрагическую лихорадку. И уж совсем нешуточный страх может разыграться у иных путешественников от предвкушения неожиданной встречи со стаей серых зубастых разбойников, подрывающих поголовье местных копытных животных в многоснежные зимы. А еще, мало не покажется - напороться на рысь с детенышами.
По неформальному мнению некоторых ученых, это не что иное, как наведенная некими силами биозащита, скрывающая сокровенные тайны Жигулей. А их притаилось немало: постоянно возникающие грандиозные мерцающие миражи с видами неизвестных городов и золотых куполов, странные столбы холодного света от земли до небес, легенды о призрачных человечках и разветвленной сети подземных туннелей-пещер, подстилающих паутиной ложе Самарской Луки. Говорят, некоторую их часть открыл еще Стенька Разин, схоронивший свои несметные сокровища где-то в глубине Жигулевских гор.
Труднодоступные участки здешних лихих мест, в стародавние времена облюбовали разбойники Волжской вольницы, собиравшие незаконную таможенную дань с водных купеческих караванов. И тем, прославили Жигули по всей округе; почище местечковой молвы о заморской пиратской столице - карибской Тортуги. Возможно, что величание гор Жигулями обязано расхожему прозвищу лихого человека – «жегуль».
Немногим более ста лет назад, здесь был убит охотниками последний бурый мишка. Его локальный ареал был самым южным в равнинной части России - причем, оторванным от основных мест обитания на добрую тысячу километров. Как объяснил шаман, местную популяцию медведей низвела подкравшаяся голодуха, а не сокращение мест обитания (даже на сегодня, еще вполне достаточных): как всегда не обошлось без творческих усилий более совершенного хищника – человека, подорвавшего численность рыбного стада, поднимающегося на нерест из Каспийского моря.
А ведь бывали времена, когда в весеннюю путину «весло стояло на селедочных спинах». Селедкой, да воблой успевали нагонять жирок жигулевские медведи, лишь приправляя его постным десертом из ягод, грибов и насекомых, после славной путины. Но рыбы стало меньше, и остался мишка только в жигулевских легендах. А каким бы мог быть символом заповедника сегодня?! Жаль!..


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Новая темаОтветить Страница 1 из 1   [ 1 сообщение ]


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  


Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
twilightBB Style by Daniel St. Jules of Gamexe.net

Русская поддержка phpBB

Новости | Библиотека | Заговоры | Травник | Энциклопедия | Имена | Гороскопы | Камни | Календарь | Цитаты | Гадания | Сонник | Каталог | О проекте | Гостевая | Форум |
Лабиринт Мандрагоры ©2003–2019
Использование информации, размещенной на сайте, приветствуется, но указание ссылки — обязательно
Обратная связь